АССОЦИАЦИЯ РАЗВИТИЯ МЕДИЦИНСКИХ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ. НЕКОММЕРЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
(495) 728-64-32
Поиск:

Вернуться на главную

Новости


06.06.2019
Заместителю Министра здравоохранения России
Елене Львовне Бойко
и Главному штатно/внештатному специалисту
Минздрава по ИКТ Татьяне Васильевне Зарубиной
Посвящается!

Счетная палата раскритиковала работу чиновников по подключению ЛПУ к интернету

«Поручение президента о подключении всех медицинских учреждений страны к скоростному интернету в 2017–2018 гг. в целом выполнено. Однако управление реализацией проекта было неэффективным, свидетельствуют проверки Счетной палаты. Полностью публикацию «Медвестника» см. здесь.

«Мы в горд Изумрудный идем дорогой трудной.
Идем дорогой трудной – дорогой непрямой.»


Куда привела Дорожная карта Минздрава?

За всенародным ликованием начала 2019 года по случаю назначения Е.Л.Бойко заместителем министра здравоохранения России по ИТ как-то незаметно прошло подведение итогов по выполнению «Плана мероприятий (Дорожной карты) по развитию Единой государственной информационной системы в сфере здравоохранения в 2015-2018 гг.» - http://www.rosminzdrav.ru/informatizacia-zdravoohranenia. Мы понимаем, что, видимо, именно в связи с блестящим выполнением этих работ уважаемая Е.Л. получила свой высокий пост. Поэтому хотелось бы поглубже понять, чему нам надо учиться, учиться и еще раз учиться!

В мае 2015 года – мы опубликовали первые впечатления от Дорожной карты (далее – ДК) - Дорожная карта топтания на месте: «Чем дольше читаешь документ, тем сильнее становится ощущение, что его главная цель – не столько развитие ИТ для здравоохранения, сколько попытка обеспечить тем, кто будет отвечать за реализацию ДК, спокойное и безбедное существование при кормушках в течение нескольких последующих лет …». Возможно, это нескромно, но рекомендую прочитать этот материал 2015 года. Ничего в нем не правил – честное слово!

Кстати, так и осталось неизвестным, кто готовил ДК. В свое время этот принципиальнейший документ прошел мимо Экспертного совета Минздрава России по использованию ИКТ в системе здравоохранения и вообще мимо какого-либо профессионального обсуждения. ДК. За 4 (!) года никто в авторстве так и не сознался. Более того, ДК, опубликованная на сайте Минздрава России не сопровождается ни подписями, ни печатями, ни датами утверждения. А может быть, ее официально вообще не существует? Ладно. Не будем о грустном

Часть позиций, касающихся назначения ответственных (в т.ч. за уже потраченные к тому времени деньги) и прочих бюрократических нюансов, думаю, мало кого сейчас интересует.

А вот по прикладным задачам вопросов и недоумений очень много.

  • «Процент медицинского персонала, участвующего в медицинском электронном документообороте, прошедшего обучение применению информационно-коммуникационных технологий» (п.16) должен был к концу 2018 дойти до 100%. Но до сих пор необходимые принципиальные документы по ЭДО вообще не приняты, несмотря на постоянное и многолетнее давление на тетенек из Минздрава. Отсутствие полноценного ЭДО продолжает оставаться главным тормозом цифрового здравоохранения.
  • «Процент цифрового диагностического медицинского оборудования,, обеспечивающего передачу результатов исследований в прикладные компоненты регионального сегмента ЕГИСЗ в соответствии с утвержденным в субъекте РФ регламентом» (п. 34) должен составлять 20%, в 2015 г., 30% - в 2016 г., 50% - в 2016 г., 80% - в 2018 г. А «регламент передачи цифровым диагностическим медицинским оборудованием, эксплуатируемым в медицинских организациях субъекта РФ, результатов исследований в прикладные компоненты регионального сегмента ЕГИСЗ» (п. 30) должен быть утвержден только в 2016 (т.е. лишь к 2017 году). Это напоминает известный анекдот про дурдом, где сначала обитателей запускают в бассейн (в т.ч. и для прыгания с вышки) и обещают в случае хорошего поведения налить в бассейн воду. 2018 год прошел. И каков же реальный процент? Кто-нибудь видел этот регламент? В интернете об этом тоже ничего найти не удалось. Насколько мне известно, регламента НЕТ. А как же тогда обещанные 80%?
  • «Процент автоматизированных рабочих мест, имеющих доступ к системам непрерывного медицинского образования справочных подсистем федерального сегмента ЕГИСЗ» (п. 35) Уже в 2015 году он должен был составить 50%., а в 2018 – 100%. А реально? А эти системы вообще-то существуют?
  • «Процент выписанных рецептов льготного лекарственного обеспечения, передаваемых в электронном виде в аптечные учреждения» (п.54) к концу 2018 г. Должен был составить 100%. А сколько реально? Но однозначно не 100%.
  • Аналогичная ситуация и по другим пунктам

Главный вопрос: а каким образом и откуда Минздрав мог вообще получить всю эту информацию о РЕАЛЬНЫХ результатах? Из региональных Минздравов и МИАЦев? А как убедиться в ее достоверности или в достоверности ее «обобщения»? Этот процесс, безусловно, должен быть полностью автоматизирован и прозрачен. В противном случае мы можем получить систему приписок огромной коррупционной емкости. Мы неоднократно писали и направляли в Минздрав РФ информацию о том, что в рамках ЕГИСЗ должна быть создана система мониторинга и контроля процессов цифровизации российского здравоохранения.

Особая хохма. В ДК записано: «Внедрен федеральный сервис системы поддержки принятия врачебных решений в прикладных системах ЕГИСЗ» (п.40, Выполнение – 2018 г.). Мне кажется, что люди, которые писали этот пункт либо понимали, что за написанное отвечать не придется (и можно писать любую чушь), либо - довольно слабо представляют, о чем они говорят. В 2015 я писал: «Реальные СППВР - очень сложные и неоднозначные задачи. Даже, если бы Департамент информационных технологий и связи в совокупности с ЦНИИОиЗ, начиная от уборщиц, состояли исключительно из нобелевских лауреатов, то и в этом случае были бы большие сомнения в возможности решения этой задачи за несколько лет. Сама идея, что можно сделать такой сервис для целого комплекса сложнейших и разнообразнейших задач (лаборатория, радиология, функциональная диагностика, управление и т.д.) лично мне представляется абсолютно дилетантской». К сожалению, прогноз сбылся полностью. За прошедшие годы Минздравом в этом направлении ничего сделано не было.

Отдельная история – Электронная медицинская карта (ЭМК). В явном или неявной виде она неоднократно упоминается в ДК. Однако, в реальности Минздрав сделал все, чтобы ЭМК – ключевой компонент ЕГИСЗ – должного развития не получила. Необходимые материалы были представлены в Экспертный совет Минздрава по ИКТ его членами еще в 2015 году. Однако, совместными усилиями Е.Л.Бойко и Т.В.Зарубиной этот Совет был тогда же придушен, т.е. попросту прекратил существование. Причин тому, полагаю, две:

  • Нежелание Е.Л.Бойко и Т.В.Зарубиной демонстрировать свою некомпетентность на фоне профессионалов.
  • Стремление максимально снять с себя ответственность за провал ЕГИСЗ. Поясню свою мысль. Еще в середине 1990-х с внедрением компьютерных систем ОМС практически во всех медорганизациях были созданы регистры прикрепленного населения. С установкой в этих медорганизациях МИС появилась прекрасная перекачать в них информацию из этих регистров и гордо заявить, что практически на все население заведены ЭМК. Ну и что из того, что там кроме паспортных данных, возможно, ничего и нет? Как любят повторять Бойко и Зарубина, мы только «в начале пути». Ну и что, что ЕГИСЗ пилят с 2011 года? Ну и что из того, что потратили 45-50 миллиардов? Зато со всех трибун можно разглагольствовать, что в стране полным ходом идет цифровизация здравоохранения.

К сожалению, в 2015 г., мы в основном, видимо, угадали основное:

«В итоге в 2019 году:

  • Электронной медицинской карты нам не видать. В лучшем случае мы увидим ее фрагменты или вообще все сведется к кастрированной регистратуре.
  • ЕГИСЗ мало кому и в чем реально помогает, а продолжает оставаться бездонной дырой, куда утекают бюджет, время, интеллектуальные ресурсы».

Буду признателен за Ваши комментарии, дополнения, уточнения и т.д.

Буду не менее признателен за изложение позиции, не совпадающей с точкой зрения автора данной публикации. Требование только одно – аргументированность. Возможно, я чего-то глобального не знаю или не понимаю.

Михаил Эльянов
Президент АРМИТ